О, сюжет! Добро побеждает прямо сейчас со Всеволодом Бернштейном
Всеволод Бернштейн (первый слева) предлагает любителям литературы увлекательные интеллектуальные игры. (© Всеволод Бернштейн)
Искусство, Школа

О, сюжет! Добро побеждает прямо сейчас со Всеволодом Бернштейном

«О, сюжет!» объединяет любителей русской словесности в Цюрихе. Литературные игры придумывает и ведет писатель и журналист Всеволод Бернштейн.

Всеволод Бернштейн живет в Швейцарии более десяти лет. Поклонники нескучного чтения любят его рассказы о буднях и праздниках эмигрантов, романы «Эль-Ниньо» и «Базельский мир», другие книги. А недавно писатель предложил читателям увлекательные литературные игры. Такой опыт пригодится активным и креативным в любом городе, не только в Цюрихе.

Уж рифмы «розы»

У искусства есть имена. Иван Бунин, Владимир Набоков, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Тэффи, Нина Берберова… Читатель открывает книгу и на какое-то время автор становится его близким другом. История литературы сохраняет память о поэтах и писателях первой волны русской эмиграции. И среди них поэтесса и художница Мария Волынцева или Мария Вега.

Она родилась в 1898 году Санкт-Петербурге, окончила Павловский женский институт. В эмиграции жила в Париже, писала стихи, переводила, выходили поэтические сборники. С начала 1960-х печатается в советских журналах, под заказ сочинила стихи о Ленине. На пороге 77-летия вернулась в родной город на берегу Невы и умерла через 4 года в доме ветеранов сцены.

Угадай рифму: морозы-рифмы розы; полей-скорей; вод-…, снег-… (© Всеволод Бернштейн)
Угадай рифму: морозы-рифмы розы; полей-скорей; вод-…, снег-… (© Всеволод Бернштейн)

Марию Вегу называют автором популярной эмигрантской песни «Ведь я институтка, я дочь камергера…» Но вернемся в Цюрих. Потому что там участники вечера «О, сюжет!» уже разделились на команды. И с азартом подбирают пропущенные рифмы к подзабытым нынче стихотворным строчкам Веги. Подсчитываются и сверяются результаты: у кого больше? И это еще начало.

Эпистолярный роман

Эпистолярная литература занимает особое место на книжной полке времени. Искусство сочинения писем почиталось уже в Древнем мире. Причем послание могло быть как письменным, так и устным. И если, например, при Гомере люди писали на глиняных и покрытых воском табличках, то у современных Пенелоп и Одиссеев куда больше возможностей для обмена мыслями.


image description
image description

Изучение писем помогает современникам лучше понять радости и горести наших предков. Понятно, что заботы у людей разные, но чувства-то времени не подвластны. Потому, наверное, читать чужие письма из прошлого можно, важно, интересно. А что, если самому придумать письмо от имени, скажем, Александра Пушкина, Федора Достоевского, Сергея Довлатова? Приходите на «О, сюжет!» и пишите.

Скоро сказка сказывается

Жил-был в прошлом веке в России филолог и фольклорист Владимир Пропп. Служил в Ленинградском университете, профессорствовал на филфаке, заведовал кафедрами. В 1946 году, после выхода книги «Исторические корни волшебной сказки», уволен из Академии наук, обвинен в идеализме, мистицизме, «извращении и фальсификации истинной картины общественных отношений».

Дело в том, что в СССР всё должно было служить победе коммунизма. И сказка тоже. Идеологически верной тогда и там объявили позицию Максима Горького. Он считал, что волшебные сюжеты — это мечты людей о будущей лучшей жизни. А Пропп увидел в них древние обряды инициации или посвящения.

За «антимарскистское» в Советском Союзе расплачивались судьбами. Проппа почти не печатали. Умер он в Ленинграде в 1970-м, ему было 75. Самая известная монография Владимира Проппа «Морфология сказки» издана в 1928-м. Она о волшебной сказке, о той, в которой добро побеждает зло с помощью магии.

Царевна, отравитель, герой, даритель… Придумать сюжет помогают «волшебные функции» советского филолога и фольклориста Владимира Проппа. (© Всеволод Бернштейн)
Царевна, отравитель, герой, даритель… Придумать сюжет помогают «волшебные функции» советского филолога и фольклориста Владимира Проппа. (© Всеволод Бернштейн)

Учёный доказал, что в такой сказке всего семь ролей: герой, вредитель, отправитель, даритель, помощник, царевна, ложный герой. Имена, мотивы, волшебные предметы могут быть разными. Как и место, и время. А закручивается сюжет по устойчивому алгоритму, в котором 31 инструкция. Пропп назвал их «функциями»: запрет — нарушение, борьба — победа, преследование — спасение и так далее.

В фольклоре «функции» как солдаты в строю. В искусственных сказках свободы больше, но современная сказочная индустрия расцвела пышным цветом в том числе и из открытий Владимира Проппа. На вечере «О, сюжет!» команды сходу, вооружившись «волшебным знанием», придумали четыре сказки. И Землю спасли от глобального потепления, и землян от коронавируса.

Сыщик, свидетель, преступник

Истоки детектива тоже в старине глубокой. Афинский поэт и драматург Софокл за полтысячелетия до нашей эры рассказал о царе Эдипе. Желая избавить народ от чумы, тот расследует убийство своего предшественника, царя Лая. Тяжкое преступление без срока давности: полтора десятка лет назад на пустынном тракте неизвестный странник убил Лая и троих из четырех его слуг.

В итоге тщательных следственных действий выясняется, что преступник сам Эдип. Причем он убил не просто царскую особу, а своего отца. И все эти годы был женат на своей же матери, жене убитого, царице Иокасте. Они даже детей нарожали. Иокаста от позора наложила на себя руки. А Эдип выкалывает себе глаза, потому как зрячий был он слеп, а ослепнув, увидел ясно.

Писатель ли заимствует сюжеты у жизни, или очарованный искусством читатель делает сказку былью? (© Всеволод Бернштейн)
Писатель ли заимствует сюжеты у жизни, или очарованный искусством читатель делает сказку былью? (© Всеволод Бернштейн)

Ясность изложения для детектива очень важна. Притом загадка тем соблазнительнее, чем головокружительнее отгадка. На западе прадедушкой жанра считается американский писатель Эдгар По (1809-1849). Его новеллы «Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже», «Похищенное письмо» и другие подчиняются логике. Читателю известны факты, тщетные усилия полиции, и, наконец, всё распутывает эксперт.

Как вы уже догадались, на интеллектуальном вечере «О, сюжет!» роль эксперта отводится игрокам. Всё по-честному. Известны обстоятельства преступления, можно допросить свидетелей и подозреваемых. Всеволод Бернштейн находит малоизвестные криминальные истории, действие которых происходит, например, в дореволюционном Санкт-Петербурге или Харбине времен первой русской эмиграции.

Клуб Zhivago

Интересно? Если вы живете в Швейцарии или поблизости, следите за расписанием игр на странице клуба Zhivago: «О, сюжет!» готовит много приятных сюрпризов. И в любом случае не откладывайте победу добра на потом — живите хорошо и лучше прямо сейчас.

#

Марина Охримовская
Всеволод Бернштейн

Изображения:

Всеволод Бернштейн (первый слева) предлагает любителям литературы увлекательные интеллектуальные игры. (© Всеволод Бернштейн)

Угадай рифму: морозы-рифмы розы; полей-скорей; вод-…, снег-… (© Всеволод Бернштейн)

Царевна, отравитель, герой, даритель… Придумать сюжет помогают «волшебные функции» советского филолога и фольклориста Владимира Проппа. (© Всеволод Бернштейн)

Писатель ли заимствует сюжеты у жизни, или очарованный искусством читатель делает сказку былью? (© Всеволод Бернштейн)

Поделитесь публикацией с друзьями

Напишите ваше мнение в FACEBOOK

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие тексты на эту тематику